Skip to content

VII Международная Конференция

Арктика: устойчивое развитие

Юрий Аверьянов: считаем недопустимым сдерживание России в Арктике

Россия через несколько дней возглавит Арктический совет – ведущую международную организацию, содействующую сотрудничеству разных стран в Арктике. О том, какие инициативы в этом статусе будет предлагать российская сторона, как Запад превращает тему охраны северной природы в инструмент давления и недобросовестной конкуренции, и почему диалог по Арктике может стать моделью для отношений РФ и США в других сферах, в интервью РИА Новости рассказал первый заместитель секретаря Совета безопасности России Юрий Аверьянов. Он также коснулся темы биологической безопасности и пояснил, каким образом приближение к границам России военных биолабораторий США и стран НАТО может создать смертельную опасность для мирного населения.
– Юрий Тимофеевич, в мае председательство в Арктическом совете переходит к России. Какие проблемы вы считаете наиболее важными для решения в этот период?
– Предполагается, что основные усилия нашей страны как председателя в Арктическом совете будут сосредоточены на экологической, социальной и экономической проблематике развития региона. В социальной сфере на первый план выходят вопросы качества жизни коренных малочисленных народов. Это обеспечение качественного здравоохранения, образования и многие другие проблемы.
Для всех стран-участниц и наблюдателей Арктического совета в той или иной мере актуальны вопросы изменения климата, сокращения вредных выбросов в атмосферу и загрязнения окружающей среды.
Планируем продвижение российских инициатив по использованию природосберегающих технологий в промышленности, энергетике, на транспорте и в других сферах. Обменяемся опытом по сохранению уникальных экосистем, объектов животного и растительного мира. Как известно, в Арктической зоне России сформирована федеральная сеть из 12 государственных заповедников, национального парка “Русская Арктика” и федерального заказника “Земля Франца-Иосифа”. Помимо охраняемых территорий федерального значения в арктическом регионе установлены особо охраняемые территории регионального значения.
– Насколько обоснованы опасения, что под предлогом охраны природы может идти вытеснение конкурентов с той или иной экономически привлекательной арктической территории?
– Такая опасность существует. Мы видим, что страны Запада все чаще превращают экологическую и природоохранную тематику в инструмент давления, дискриминации и недобросовестной конкуренции. Так, например, под предлогом защиты морской среды происходит вытеснение российских рыбопромысловых судов из рыбоохранной зоны Шпицбергена.
Влиятельные западные неправительственные экологические организации тиражируют в адрес российских властей и работающих в регионе компаний обвинения в нанесении ущерба местным экосистемам. Часто видим, как западные экологи яростно протестуют против наших проектов, хотя по другую сторону границы зарубежные предприятия продолжают работать, но в их адрес не звучит ни слова.
Зачастую иностранные экологи призывают к сохранению уязвимых экосистем Арктики именно вблизи российских стратегических объектов, на участках, где расположены перспективные с точки зрения освоения месторождения или судоходные маршруты.
И это при том, что такой огромной работы по ликвидации накопленного ущерба природе, которую Россия выполнила за последние десятилетия в Арктике, не провела ни одна другая страна. И экологическая ответственность наших компаний соответствует, а нередко существенно превышает самые прогрессивные мировые стандарты.
Очевидно, что благородный предлог здесь служит лишь прикрытием для вмешательства в наши внутренние дела и срыва стратегических проектов.
– Указом президента в прошлом году была создана межведомственная комиссия Совета безопасности России по вопросам обеспечения национальных интересов в Арктике. В чем заключается необходимость в этой комиссии, ведь уже действует государственная комиссия по вопросам развития Арктики?
– Межведомственная комиссия образована в связи с обострением международной конкуренции за контроль над арктическим регионом, усилением военного и экономического присутствия приполярных и внерегиональных государств, попытками дискредитации деятельности нашей страны в Арктике. Что же касается государственной комиссии по вопросам развития Арктики, то она продолжит заниматься вопросами социально-экономического развития региона.
– В положении о новой комиссии есть один примечательный пункт, который впервые обозначен в официальных документах в перечнях возможных угроз национальной безопасности России – а именно угрозы, связанные с участием иностранных компаний в реализации крупных инвестиционных проектов по освоению Арктики. О чем здесь идет речь?
– Введенные в отношении России экономические санкции и отсутствие необходимых объемов инвестиций у российских компаний сдвинули сроки начала реализации многих запланированных проектов в Арктической зоне Российской Федерации. Все это негативно сказывается на перспективах освоения арктического шельфа и модернизации портовой, энергетической и социальной инфраструктуры.
В условиях объективной недостаточности финансовых ресурсов компаниям приходится привлекать иностранные инвестиции. Вместе с тем значительные объемы зарубежных вложений порождают определенные риски, среди которых можно выделить рост экономической или технологической зависимости, что в свою очередь может быть использовано как инструмент давления. Кроме того, привлечение иностранных технологий или размещение заказов для реализации российских проектов на зарубежных предприятиях ограничивает возможности развития собственной технологической базы.
Именно в целях недопущения возникновения подобных рисков, защиты национальных интересов, поддержки и развития российских инвесторов и производителей важно пристально изучать угрозы национальной безопасности, связанные с участием иностранных компаний в реализации крупных инвестиционных проектов по освоению Арктики.
– Насколько России удается находить общий язык по арктическим проблемам с США? Каковы ожидания в этом вопросе от новой администрации Байдена?
– Арктика остается одной из немногих тем, по которым России и США удается поддерживать диалог на удовлетворительном уровне. Это прежде всего связано с тем, что на повестке дня стоят прикладные вопросы – координация работы служб береговой охраны, регулирование рыбного промысла, безопасность судоходства. Кстати, это неплохая модель и для других сфер российско-американских отношений: начинать с конкретных практических вопросов, а уже потом двигаться к более общим темам.
По линии аппарата Совета безопасности России обсуждаем Арктику с американцами. Соответствующие вопросы стояли на повестке дня переговоров секретаря Совета безопасности Николая Патрушева практически со всеми американскими чиновниками, занимавшими в последние годы должность помощника президента США по национальной безопасности. Рассчитываем, что и с Джейкобом Салливаном эта практика будет продолжена. Будем рады видеть его на международных встречах высоких представителей, курирующих вопросы безопасности.
Что касается ожиданий от новой администрации, то, на мой взгляд, самое главное сегодня для российско-американского диалога по Арктике – это избежать его политизации.
В США находятся политики и эксперты, которые ратуют за разжигание в Арктике военной истерии. Утверждают, что “сдерживание” России необходимо распространить и на северный фланг. Считаем это недопустимым. Никакой милитаризации региона, развязывания в нем геополитических игр на базе однобоких блоковых подходов – ничего этого быть не должно. Именно такой линии традиционно придерживается наша страна, будем верны ей и впредь. Надеемся, что администрация нового президента США воздержится от нагнетания напряженности в высоких широтах.
– В соответствии с указом президента России также в прошлом году появилась и другая межведомственная комиссия Совета безопасности – по вопросам создания национальной системы защиты от новых инфекций. Что собой должна представлять такая система, и как она будет функционировать?
– В настоящее время изменяются области распространения природно-очаговых инфекций, появляются новые и возвращаются старые “забытые” инфекционные заболевания, образуются очаги общих для человека и животных опасных болезней. Пример борьбы с ранее неизученным коронавирусом показывает, что выработка комплексных мер противодействия таким инфекциям может осуществляться только с использованием межведомственного и междисциплинарного подхода.
В рамках создаваемой системы планируется решить ряд принципиальных вопросов, связанных с необходимостью развития технологических платформ по созданию новых вакцин.
Другое направление – это изучение последствий вирусных инфекций, проблем устойчивости к противомикробным препаратам и создания новых антибиотиков. Кроме того, будет уделено внимание наращиванию технологической базы для разработки лекарств для специфического лечения конкретных инфекционных заболеваний, а также использования уже имеющихся лекарственных препаратов для лечения новых болезней.
– Какое место в оценках рисков и угроз, связанных с новыми инфекциями, будет занимать работа биологических лабораторий западных стран, прежде всего США, которые они расположили на постсоветском пространстве и стараются размещать по всему миру?
– В последние годы США и их союзники по НАТО значительно активизировали биологические исследования во многих государствах мира. Для каждой страны США разрабатывают индивидуальные планы работ исходя из потребностей национальных биопрограмм, в первую очередь военного назначения. Эта деятельность реализуется через жесткое навязывание программ “Глобальное партнерство по нераспространению оружия массового уничтожения”, двусторонних программ “Совместные биологические обязательства” и “Совместное сокращение угроз”.
Особенную озабоченность вызывает приближение военных биологов США и их союзников по НАТО к границам России, поскольку смертельно опасные микроорганизмы, созданные в этих лабораториях, могут быть якобы “по ошибке” выпущены в окружающую среду, приведя к массовому поражению мирного населения как приграничных государств, так и населения России.
Оценкам рисков и угроз, связанных с функционированием биологических лабораторий западных стран на постсоветском пространстве, эксперты Совета безопасности России, заинтересованные ведомства и научные институты будут уделять отдельное внимание и готовить предложения по их парированию.