Skip to content

VII Международная Конференция

Арктика: устойчивое развитие

Николай Корчунов: Арктический совет во главе с Россией будет ориентироваться на потребности жителей региона

Посол по особым поручениям МИД РФ, старшее должностное лицо Арктического совета от России Николай Корчунов рассказал корреспонденту Arctic.ru Кристине Храмцовой о приоритетах на период председательства РФ в Арктическом совете в 2021–2023 годах.

На каких направлениях сфокусируется Россия во время своего председательства в Арктическом совете?

Мы хотим прежде всего сделать Арктический совет ближе к чаяниям и потребностям конкретных людей – населения Арктики. Если не трансформировать, то мы хотим, чтобы Арктический совет был не только элитарным кругом представителей правительств и узких экспертов по тем или иным вопросам. Мы будем работать над тем, чтобы рассматриваемые организацией вопросы были важны для арктического населения и коренных народов.

Именно поэтому мы поддерживаем и проблематику устойчивого развития, именно поэтому мы рассчитываем, что в период российского председательства мы сможем поддержать традиционные промыслы коренных народов, поддержать тем самым их уклад. Мы считаем это крайне важной задачей.

Также мы будем поддерживать проекты в области образования, включая и академическую мобильность, будем поддерживать контакты между молодёжью арктических государств по самым различным вопросам, в том числе и по линии молодёжи коренных народов.

Задача председательства прежде всего заключается в том, чтобы обеспечить ответственную реализацию функций по продвижению и рассмотрению тех вопросов, которые ранее были согласованы, которые есть на повестке дня. Они все должны получить то или иное развитие в период российского председательства.

Россия в качестве председателя будет исходить из своих национальных приоритетов или будет ориентироваться на интересы всех стран – участниц Арктического совета?

Председатели должны решать общие задачи – не только Российской Арктики, но и других стран. Но, решая общие задачи, естественно, мы будем тем самым решать и те задачи, которые стоят в нашей национальной повестке. Я могу вас заверить, что вся запланированная работа исходит из тех внутренних потребностей, того внутреннего запроса, который существует в арктической зоне Российской Федерации.

Как санкции сказываются на работе России в Арктическом совете?

Напрямую санкции не сказываются на работе, но опосредованно, конечно, сказываются.

Когда наши партнёры по Арктическому совету приняли в 2014 году решение о замораживании проектов финансирования по линии Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), конечно, у нас сократились возможности привлечения заёмных средств для реализации важных и значимых проектов в области устойчивого развития, в том числе важных и для развития арктической зоны Российской Федерации.

Поэтому, конечно же, эти решения ослабляют наши усилия и по обеспечению модернизации производства, по обеспечению модернизации энергетических, энергогенерирующих предприятий, в проектах в области добычи в том числе ресурсов и материалов важных для обеспечения энергоперехода. Мы на это внимание наших партнёров обращаем.

Тем не менее в рамках Арктического совета есть и повестка, где мы можем вместе работать над теми вопросами, которые находятся за рамками того санкционного движения, тех рестрикций, которые были приняты в отношении нашей страны.

Будет ли в повестке совета развитие арктического судоходства?

Нам сейчас, как и другим странам [Арктического совета], крайне важно продвигать повестку развития судоходства в арктических широтах, поскольку она сейчас находится под давлением, прежде всего со стороны экологических организаций.

В 2018 году неправительственная организация со штаб-квартирой в США Ocean Conservancy запустила кампанию против арктического судоходства. К ней присоединились ряд крупных контейнерных перевозчиков, а также компании производители потребительской продукции, которые производят брендовую одежду для европейского рынка. Эта одежда, как правило, производится в странах Азии и поставляется в Европу.

Работа в этом направлении также поспособствует развитию Северного морского пути?

Для нас принципиально важно работать с нашими партнёрами в пользу развития вообще арктического судоходства как такового. А работа над этой задачей будет содействовать продвижению и Северного морского пути как части арктического судоходства. Поэтому мы также выступили инициатором проекта по развитию арктического устойчивого судоходства. То есть речь идёт об устойчивом судоходстве, которое не наносит ущерб экологии и природе.

Мы будем последовательно этот проект продвигать. Соответственно, в его рамках будем продвигать также и те задачи, которые вытекают из соответствующих решений по развитию Северного морского пути.

Вы упомянули, что многие экоорганизации выступают против арктического судоходства. Но обоснованно ли это давление?

Сложно сказать. Для того чтобы говорить, насколько оно обоснованно, нужно иметь научные данные для этого.

Но если груз идёт из Азии через Суэцкий канал в Европу на семь или десять дней дольше, чем через Северный морской путь, соответственно, эмиссии и выбросы [при прохождении судов через СМП] будут меньшими, то есть будет меньшая антропогенная нагрузка.

Что касается экологии или биоразнообразия, то это есть как в Тихом океане, как в Индийском океане, так и в Арктике – повсеместно. Мы должны смотреть с точки зрения глобальных рисков и оперировать научными данными прежде всего на этот счет.

Источник