Skip to content

VII Международная Конференция

Арктика: устойчивое развитие

Арктика 2050: доктринальные перспективы развития

Исследование Арктической зоны Российской Федерации имеет в современных реалиях огромное значение. Указом президента «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации» от 05.03.2020 г. № 164 обозначены субъекты, относящиеся к Российской Арктике. Так же 26.10.2020 г. введен указ «О стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года» № 645. Целью данной работы является выделение основных доктринальных направлений развития Арктической зоны Российской Федерации до 2050 г.

Площадь Арктической территории Российской Федерации равна 9,7 млн квадратных километров, что составляет 56,7 % от общей площади государства. А численность населения достигает всего 2,6 млн человек.

В последние годы Россия наращивает свое присутствие в Арктике – регионе, перспективном сразу в нескольких направлениях. Во-первых, полярные территории богаты природными ресурсами. Во-вторых, через Арктику пролегает Северный морской путь – кратчайшая морская магистраль из Европы в Азию. Третье стратегическое направление – оборона северных рубежей России.

Природные ресурсы Арктической территории РФ – это в первую очередь нефть, газ и твердые полезные ископаемые, расположенные и на сухопутной части, и на шельфе арктических морей.

Ряд компаний уже приступил, либо декларировал свои планы к освоению природных богатств Арктической территории. Однако, этим планам вряд ли суждено сбыться, если государство не будет оказывать свою помощь и поддержку, особенно в развитии транспортной инфраструктуры.

Одной из приоритетных задач в освоении Арктической зоны Российской Федерации является развитие и совершенствование транспортной инфраструктуры. Ее основой является Северный морской путь, от стабильности функционирования которого зависит решение важнейших национальных интересов в экономических, оборонных, геополитических, научных и социальных областях. Сбалансированное развитие транспортной инфраструктуры возможно при интегрировании всех видов транспорта в единую систему при обеспечении доступности транспортных услуг. Эффективность решения задач развития Арктической зоны Российской Федерации, в том числе ее транспортной системы, носит комплексный характер и требует учета знаний, опыта, результатов научных исследований специалистов и ученых.

На сегодняшний день практически отсутствуют отечественные технологии, необходимые для освоения Арктических территорий, что сдвигает разработку шельфовых месторождений углеводородов на дальнюю перспективу, за 2030–2040 гг. В настоящее время экономическая целесообразность добычи углеводородов на шельфе Арктики, при отсутствии современных технологий, оборудования, развитой инфраструктуры в сложнейших климатических условиях дело крайне затратное. Подобные проекты могут окупиться при стоимости нефти около 100 долларов за баррель.

Форсировать добычу углеводородов на шельфе не стоит. Выходить на шельф нужно подготовленными.

Для развития новых технологий и применения их в Арктике необходимо стимулировать всю цепочку от научно-­исследовательских работ и создания опытных образцов до логистики и производства.

Развитие региона процесс комплексный. Для рационального и полноценного освоения необходимо изучить не только имеющиеся на Арктической территории ресурсы, но и ресурсы, поступающие сюда из других регионов. По такой логике необходимо изучать, в том числе Обь-­Иртышский водный бассейн, обеспечивающий речное сообщение. Исток Иртыша начинается в высокогорьях Монгольского Алтая с последующим протеканием через территорию автономного округа Китая. Сегодня здесь создается опорный промышленный район западной части страны, что приводит к кратному увеличению антропогенного воздействия. Ниже по течению – промышленная зона Казахстана. Таким образом, перед тем как появиться на территории Тюменской области в Ишимском районе, река протекает через территории трех государств, а водосбор захватывает и Монголию. В таких условиях многопользовательского режима целесообразно внедрение общих межгосударственных правил бассейнового управления, пример-­аналог уже создан в формате двухстороннего управления бассейном р. Урал между Россией и Казахстаном. Необходимо отметить, что, в отличие от двухстороннего регулирования правоотношений в области природопользования реки Урал, ситуация в Обь-­Иртышском водном бассейне является менее сбалансированной. России отводится роль крайнего звена в водопотоке последнего створа, на котором измеряется сброс в Северный Ледовитый океан. Наибольшее опасение здесь вызывает стратегическая линия Китая, активно наращивающего промышленный потенциал на северо-­западе страны. Также необходимо учесть наличие переплетений политических, инфраструктурных, природно-­климатических рисков, реализация каждого из которых приводит к существенным материальным затратам на последующую ликвидацию.

Согласно дорожной карте глобальной трансформации энергетики до 2050 года, увеличение использования возобновляемых источников энергии может оказаться решающим в достижении ключевых климатических целей к этому сроку. Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) выделяет эффективные варианты выполнения странами климатических обязательств [8].

Дорожная карта подразумевает переход на возобновляемые источники энергии. Так из рис. 2 видно, что в 2016 году основная доля в выработке энергии была у угля, второе место занимал газ и третье – нефть. После этих основных ресурсов идет атомная энергия. Все остальные виды энергии занимают меньшую долю в энергетике.

В перспективе всё должно стать диаметрально противоположно. На первые места должны выйти энергия ветра, фотоэнергетика, биоэнергия и гидроэнергия. Главенствующие сегодня ресурсы должны стать если не исключениями, то свестись к минимуму.

При переходе на такие виды энергии нужно учитывать определенные тонкости. Их использование должно быть комплексным, так как применение ветрогенераторов на территории со слабым или редким ветровым потоком не рационально. То же относится к энергии солнца.

Современная ресурсная база по нефти и природному газу на севере России настолько объёмна, что позволяет Западной Сибири оставаться основной производственной топливно-­энергетической базой страны в долгосрочной перспективе.

Также на территории Югры расположены гидропосты на основных реках и их притоках. Однако они не предоставляют полноценной системной ситуации, поскольку дают оценки только по определенным компонентам, а не по речной экосистеме в целом.

Створ на реке является универсальным источником информации. Он может быть как стационарным, так и мобильным. Все зависит от условий изучения, количества и качества необходимой информации. На его основании можно исследовать:
– водную толщу и ледяной покров;
– донные осадки;
– грунты.

Эти направления можно дополнить исследованием биоты в зависимости от спроса заказчиков и потребителей информации (НИИ, природопользователей, инвесторов и т. п.).

Предлагается создание станций наблюдения за состоянием многолетнемерзлых пород и приземной атмосферы. В целом мощности мерзлых толщ различны. Так, например, если на территории ЯНАО история активного недропользования имеет пространственную дифференциацию, то и организация сети слежения должна быть также дифференцирована.

Средняя стоимость на возведение мониторинговой скважины требуется 0,1 % от стоимости добывающей скважины. Несомненно, мониторинговая система поведения ММП является важной частью экологических мероприятий и затраты на неё могут и должны быть учтены в статье расходов недропользователя. Обслуживание станций также не предполагает существенных издержек, так как соотносится с задачами производственного экологического мониторинга и может быть спроектировано на максимальной автоматизации [7].

Так на сегодняшний день территорию Западной Сибири нужно выстраивать как стратегическую базу Арктической зоны Российской Федерации до 2050 г. К сожалению, на сегодняшний день Россия сама не отслеживает изменения в окружающей среде, а ориентируется на западные отчеты, рейтинговые и аналитические агентства. Для этого нужны предлагаемые системы створов и мерзлотных станций.

Анатолий БРЕХУНЦОВ
Директор НТЦ МНП «Геодата»
e-mail: ntc@mnpgeodata.ru
Артур МУЛЛИН
Зам. начальника отдела ресурсной базы УВС НТЦ МНП «Геодата»
e-mail: ntc@mnpgeodata.ru
Юрий ПЕТРОВ
Руководитель службы обработки информации НТЦ МНП «Геодата»
e-mail: ntc@mnpgeodata.ru
Григорий ПРОСКУРИН
Начальник отдела баз данных НТЦ МНП «Геодата»
e-mail: ntc@mnpgeodata.ru

Источник